О подлинной жизни этого человека известно очень мало. Правда и вымысел, фантазия и реальность столь тесно переплелись в его судьбе, что отделить одно от другого крайне трудно. О его жизни издано несколько книг. Впрочем, сам о себе он писал так: «Корнет Савин, русский гвардейский офицер, избранный в 1887 году на болгарский престол, арестованный по личному приказанию Александра III , сосланный в 1882 году в Нарымский край и бежавший оттуда в Америку, в 1915 году снова сосланный в сибирские дебри и теперь проживающий во Владивостоке».

Достоверно известно, что некто, называющий себя то графом Тулуз де Лотреком, то корнетом Савиным, родился в 70-х годах 19-го века, подвизался в Петербурге и закончил свои дни в Шанхае, в среде русской эмиграции в 20-х годах 20-го века. Человек он был незаурядный, что называется, широкая натура. Деньги добывал самыми разными путями. Слыл за аристократа, за революционера, за нищего или за коронованную особу – в зависимости от обстоятельств. Рассказ о некоторых его трюках, многие из которых стали уже почти каноническими и часто приписывались другим, мы и предлагаем читателям. Следует только заметить, что некоторые из его выдумок и поныне используются жуликами всех мастей.

Продажа лесов Исаакиевского собора

Случай, над которым, как говорят, добродушно посмеялся император Александр III, имел место еще в последней четверти позапрошлого столетия. В Санкт-Петербурге достраивался Исаакиевский собор. Уже приступили к внутренней отделке храма, со дня на день предполагали приступить к съемке лесов, представляющих собой по ценности дерева целый капитал. В одно прекрасное для корнета Савина утро он подъехал на великолепных рысаках к постройке, нашел подрядчика и, ослепив простака кавалергардской формой, попросил разрешения осмотреть постройку. Польщенный подрядчик лично провел «господина графа» (иностранной фамилии, он, конечно, не запомнил) по лесам, попутно подробно объясняя, где какое дерево, его стоимость и т.д. Прощаясь, «граф» заручился согласием на вторичный осмотр дивной постройки его друзьями иностранцами. Спустя пару дней «граф» действительно снова появился на постройке с двумя представительными пожилыми «англичанами», и подрядчик опять «почел за честь» познакомить знатных гостей со своей работой. А на другой день после этого визита, ранним утром к Исаакиевскому собору подтянулось несколько десятков подвод и полсотни рабочих, энергично взявшихся за разборку лесов...

Разгневанный подрядчик чуть не подрался с распоряжавшимся на лесах старшим, который настойчиво совал ему в нос бумажку, где черным по белому было написано, что все леса, состоящие из такого-то дерева, проданы английской фирме «Плумпудинг и Ко», причем в виде задатка уплачено 10000 рублей.

«Господином графом» оказался не кто иной, как корнет Савин, на самом деле продавший английской фирме леса с Исаакиевского собора...

Таким же образом несколько лет спустя граф Тулуз де Лотрек продал в Москве знаменитый генерал-губернаторский дом на Соболевской площади. Только на сей раз покупателями были доверчивые французы, убежденные Савиным, что генерал-губернатор, князь Долгоруков высказался за перенос своей резиденции в Петровский парк, а казна решила ликвидировать старое и действительно мало подходящее для губернатора здание. Для московской сделки корнет Савин выбрал летние месяцы, когда князь Долгоруков отдыхал с семьей в Крыму, в Ливадии, а все казенные учреждения в Москве находились в полусонном состоянии.

(Продолжение следует)

В финском городе Сонкаярви прошел Третий чемпионат мира по... переноске жен. Суть этой традиционной забавы прибалтийских финно-угорских народов заключается в том, чтобы как можно быстрее преодолеть 253-метровую полосу препятствий, таща на себе собственную жену. Безусловными лидерами нынешнего турнира стали эстонцы. Как считают специалисты, произошло это во многом благодаря необычному способу транспортировки. Эстонцы придумали способ, позволяющий держать руки свободными и чувствовать себя уверенней при прохождении преград. Женщина висит у мужа на закорках лицом к его спине, а перекинутые через плечи ноги скрещены перед грудью. Благодаря революционному нововведению, «горячие эстонские парни» заняли в турнире все призовые места. Следует учесть, что худенькие, недокормленные дамы у народов Северной Европы не в почете.

Каждое лето тишину и покой горно-озерной Шотландии на один день нарушает неистовый шум. Гремят барабаны, играют волынки, слышны крики и хохот. Говорят, уже более тысячи лет под такое звуковое сопровождение в разных районах Шотландии проходят традиционные Горские игры. Зрелище это не только шумное, но и красочное: спортсмены и зрители облачены в юбки-килты, береты, накидки, сочетание цветов которых обозначает принадлежность к одному из многочисленных кланов. Участники состязаний поднимают камни и бревна, бегают наперегонки, залезают на обмазанные жиром столбы, метают молоты. Спортивная часть праздника неизменно сопровождается песнями, плясками и, конечно же, обильным застольем, не последнюю роль в котором играет виски. Рассказывают, что члены клана Форбсов имеют обыкновение прибывать на Игры запряженными в огромную телегу. Этому есть простое объяснение: поскольку долгий путь они коротают употреблением спиртного, то некоторые добираются до места назначения уже пассажирами – для того и транспортное средство.

Чем культурнее народ, тем больше он потребляет соли. Поваренная соль употребляется не только в пищу, но и в мыловаренном производстве, в металлургии, при изготовлении кожаных изделий, пластмасс, красок и многого другого. Всего же она используется в производстве 117 наименований товаров.

На земле есть тысячи мелких и крупных соляных месторождений. И все же некоторые народы (особенно в Центральной Африке) до сих пор считают соль редким лакомством. Здесь за чашку соли удачливый путешественник может получить горсть алмазов или золотого песка. Туземные полудикие племена Африки с удовольствием меняют 1 кг соли на 10 кг слоновой кости, которая в Европе оценивается в 80-100 долларов за килограмм.

Знаменитый итальянский путешественник Марко Поло писал, что в Древнем Китае делали из соли деньги, и даже описал технологию их изготовления («Азарт» писал уже об этом). «Соленые» деньги до 1975 года были в обращении и в Эфиопии. Они представляли собой бруски 65х5х5 сантиметров, вес их был равен 1650 граммов. За один такой брусок можно было купить корову. Иногда брусок делили на части для того, чтобы покупатель мог разойтись с продавцом того или иного товара.

Тридцатидвухлетний американец Франческо Руфино охотно признает, что его хобби для мужчины довольно необычно. Этот стюард одной из авиакомпаний за последние 10 лет собрал по блошиным рынкам и биржам коллекционеров 150 кукол Барби. Как истинный коллекционер, он абсолютно не интересуется новыми куклами, ему нужны исключительно Барби, выпущенные в 60-70 годы. Они должны быть в хорошем состоянии и обладать соответствующими аксессуарами - от сумочки до обуви.

На Западе появилось увлечение — изготовление татуировок на зубах. Стоит такое удовольствие около сотни баксов и держится от одного дня до нескольких лет - по выбору клиента. Художники-стоматологи отговаривают своих посетителей только от татуировок зеленого цвета: уж больно они становятся похожи на застрявший в зубах кусочек салата и могут создать впечатление, что носитель татуировки не чистит зубы. Другое дело человек с красным драконом на резце - сразу видно, что он опрятен и следит за зубами.